Эссе Саши Бурхановой-Хабадзе "В поисках искусства"

Пост обновлен 29 авг. 2018 г.


Слышали ли вы о безумном кураторе, который нарисовался на открытии Майами Арт Базель? Он распивал шампанское, шатался по галереям, кричал: «Я ищу Искусство! Я ищу Искусство!» Поскольку в тот вечер был заявлен перформанс, вокруг куратора собралась заинтересованная толпа. На него наводили камеры смартфонов и задавали вопросы. Кто-то спросил: «А оно что, пропало?» «Может быть, уже продано?», съязвил другой. «О каком медиуме идёт речь?» «Ищем полотно? Скульптуру? Инстанцию?» «Кто художник?» «Что написано в пресс-релизе?» «Галерея-то вообще та?» — так кричали вокруг, смеялись, принимали участие. Оперевшись на стену спиной, безумный куратор пил шампанское и вращал глазами. «Где Искусство?» — выдал он наконец. «Я скажу вам, где оно! Мы его убили — вы и я! Мы все его убийцы! Но как мы сделали это? Как сумели мы продать миллионы билетов на выставки ещё до их открытия? Как превратили мы художественные университеты в заводы? Зачем сделали художников продюсерами? О чем думали, когда навешивали свои -измы на их работы? Куда движется индустрия биеннале? Куда движемся мы? … Не падаем ли мы непрерывно? Назад, в сторону, вперед, во всех направлениях? Есть ли еще верх и низ? Не блуждаем ли мы в наших галереях словно в бесконечном небытие? Не наводит ли страх на нас пустое пространство белого куба? Не стало ли здесь прохладно от бесконечных сквозняков и дыр в здравом смысле? Не оттого ли мы летаем в Майами? Забыться? Погреться? Не нам ли приходится глушить себя шампанским каждый вечер? Разве не слышим мы ругани рабочих-мигрантов, приколачивающих останки Искусства в новом бизнес-центре, прямо над стойкой администратора? Не доносится ли до нас запах подсохшей краски? — ведь и Искусство сохнет! Искусство мертво! Оно не воскреснет! И мы его убили! Как утешимся мы, убийцы из убийц! Самое святое и могущественное, что только было в мире, истерлось под нашими ногами на вернисажах. Какой водой можем мы очиститься? На какие искупительные ярмарки, на какие светские мероприятия нужно будет ещё искать спонсоров? Разве величие этого деяния не слишком велико для нас? Никогда не было совершено дела более великого, и те, кто будет ходить на открытия после нас, будет, благодаря этому деянию, принадлежать к истории высшей, чем вся прежняя история искусства!» Здесь замолчал безумный куратор и посмотрел на свой смартфон (кажется, его Убер приехал). И замолчали в толпе, глядя на него. Он одним глотком опрокинул остатки шампанского и бросил свой бокал на пол, так что тот разбился вдребезги (некоторые засвидетельствовали момент в инстаграме; уборщица на всякий случай не стала подметать осколки, поскольку в тот вечер был заявлен перформанс). «Я пришел слишком рано, — сказал куратор, направляясь к двери (у выхода секьюрити посветили фонариком в его сумку) — мой час еще не пробил. Это чудовищное событие еще в пути и идет к нам — весть о нем не дошла еще до персональных ассистентов коллекционеров. Это деяние пока еще дальше от вас, чем начинающие учебу студенты в иностранных арт-школах... и все-таки вы совершили его!». И ушёл. Рассказывают, что на следующий день этот безумный куратор ходил по местным музеям и пел в них свой Requiem Aeternam Artem. Охрана выгоняла его, а смотрители призывали к порядку — но он ладил все одно и то же: «Чем же еще являются эти музеи, если не надгробиями и симулякрами Искусства?»


Саша Бурханова-Хабадзе, 2018.










Просмотров: 0

Контакты

tretyakov.prize@gmail.com

  • Facebook - Black Circle
  • Instagram - Black Circle